Дэнетор II (англ. Denethor II) – старший сын Эктелиона II, двадцать шестой наместник-правитель королевства Гондор, отец Боромира и Фарамира

Был предпоследним из наместников-правителей Гондора и родился истинным нуменорцем по духу, хоть и не по крови. Являлся могучим политическим лидером, ценящим государство превыше всего и поставившим себе цель сохранить его любой ценой. Стал первым человеком, со времён последних королей Гондора, что использовал палантир. С его помощью противостоял один на один Саурону, однако платил за это дорогую цену. Был враждебен к законному наследнику трона Гондора, Арагорну, так как считал того потомком обесчещенного рода.  

Персонаж появился при написании «Властелина колец» и не появлялся в ранних версиях Легендариума.

Ранние годы[править | править код]

Дэнетор рос как наследник правящего наместника, осведомлённый о многих знаниях и тайнах Гондора[1].

Во время правления Эктелиона у него на службе состоял некто Торонгиль, что пользовался большим расположением наместника. Также по советам Торонгиля Эктелион привечал у себя мага Гэндальфа Серого и не водил дружбы с Саруманом Белым, что в свою очередь советовал Дэнетор.

Слава Торонгиля сильно поколебала положение Дэнетора в Гондоре, поскольку чужеземец был в большей милости у Эктелиона и гондорцев, нежели Дэнетор, что вызывало у последнего зависть. Гэндальфа Дэнетор также не любил, понимая, что тот в союзе с Торонгилем[2]. Желая превзойти обоих недругов знаниями и осведомленностью и, по возможности, следить за ними, когда их не было в городе, Дэнетор углубился в изучение древних знаний о Палантирах[3]. Дэнетор был проницателен и догадался, что Торонгиль – не кто иной, как Арагорн, наследник Исильдура. Дэнетор заподозрил, что Арагорн желает отстранить наместников от власти, однако тот покинул Гондор ещё до кончины Эктелиона. Люди думали, что уход Торонгиля – большая потеря для Гондора, но Дэнетор был доволен уходом соперника.

В 2976 Т. Э. он женился на Финдуилас из Дол Амрота и у них родилось двое детей – Боромир и Фарамир. Дэнетор любил жену и очень сильно любил старшего сына, хотя тот был на него похож лишь лицом и гордостью[2].

Дэнетор и Боромир. Иллюстрация Catherine Chmiel

Начало правления[править | править код]

Денетор сменил отца на престоле Гондора в 2984 Т. Э. и считал, что сама судьба дала ему шанс взять ношу правления в столь неспокойное время[3]. Дэнетор оказался властным повелителем, державшим все дела государства в своих руках. Говорил он мало, но выслушивал все советы, а затем поступал по-своему[2].

Дэнетор, по видимому, сразу же начал пользоваться палантиром Белой Башни, что не использовался со дней последних королей Гондора. Камень требовал для использования сильного напряжения воли, что, как и многие другие заботы, сделало Дэнетора в те дни мрачным. Тогда он ещё и не встречал в палантире Саурона (да и не думал его встретить), зато вскоре стал общаться с Саруманом, что нашёл камень Ортанка. Саурон не мог вмешиваться в их беседы, но пытался подчинить себе палантир Дэнетора. Тот, тем не менее, не поддавался, так как Дэнетор успешно противостоял Саурону и продолжал наблюдения пока хватало силы духа управлять Камнем. Таким образом Дэнетор получил большие знания о том, что происходит в его королевстве и далеко за его границами, чему удивлялись все люди. Саурону не удавалось подчинить себе волю Дэнетора и он мог лишь отводить глаза своего противника.

Финдуилас была обеспокоена мрачностью Дэнетора, и это усилило её тоску, которая стала причиной её смерти в 2988 Т. Э.[3] После этого Дэнетор стал ещё мрачнее и молчаливее, часто оставаясь в Белой башне и используя палантир. Дэнетор понимал, что войны с Мордором не миновать, и это приводило его в отчаяние, но тем сильнее он ожесточался, видя во всём противостояние со злом. Дэнетор перестал доверять другим, борющимся с Сауроном, даже если они служили ему самому. В особенности Дэнетор холодно принимал Гэндальфа, который часто заезжал в Минас Тирит для исследования древних манускриптов. Особо не нравилось Дэнетору, что с Гэндальфом общается Фарамир[2]. Также и в 3017 Т. Э., когда Гэндальф направился в Минас Тирит за свитком Исильдура, Дэнетор принял его холодно и неохотно допустил до древних манускриптов, заметив, что среди них нет таких, о которых ему не было бы известно[4].

Война с Сауроном[править | править код]

20 июня 3018 Т. Э. Саурон бросил свои силы во главе с Королём-Чародеем на Осгилиат, но Боромир и Фарамир отбили его атаку и отстоял половину города[5]. В то время сыновьям Дэнетора приснились сны-предсказания и они сообщили о том Дэнетору. Тот из услышанного объяснил лишь, что Имладрис – это цитадель Элронда Полуэльфа за Мглистыми горами. После этого Фарамир вызвался отправиться в Имладрис, но Боромир настоял, что он должен отправиться, так как лучше знает дорогу. Дэнетор согласился, хотя и неохотно[4].

Для борьбы с Сауроном Дэнетор создал тайные партизанские отряды, во главе которых поставил Фарамира. Задачей отрядов было громить силы Саурона между Андуином и Эфель Дуатом[6].. Также Дэнетор укрепил стену Раммас Экора, ограждавшую Минас Тирит[7].

Дэнетор был озабочен войной в Рохане с Саруманом и внимательно следил через палантир за происходящим. Он обдумывал, не следует ли призвать на помощь союзников для усиления обороны Гондора[3]. Вскоре, узнав о флоте пиратов у устья Андуина, наместник принял решение, и зажглись сигнальные огни, а также союзникам были отправлены красные стрелы[7], женщин и детей отправили в горные долины, подальше от Минас Тирита.

Когда в Гондоре узнали о смерти Боромира, для Дэнетора это стало сильным ударом. Вскоре (9 марта) в Минас Тирит прибыл Гэндальф, которого наместник встретил холодно[8], так как его раздражало (хотя и забавляло), что Гэндальф считает его сообщником Саурона из-за использования палантира[3]. С Гэндальфом пришёл и хоббит Перегрин Тук, что видел смерть Боромира. Дэнетор потребовал у него рассказа о том, как так случилось, что великий воин погиб, а слабый полурослик выжил. Пиппина оскорбило презрительное отношение наместника, и он сгоряча решил присягнуть Дэнетору в уплату за спасённую Боромиром жизнь. Хоббит забавлял Дэнетора[8], в особенности своим невежеством в речи на вестроне (он использовал фамильярную манеру речи, обращаясь к Дэнетору на «ты»)[9].

Дэнетор принимает клятву Пиппина, Иллюстрация Doug Beekman

Дэнетор принял клятву Пиппина и, приказав принести гостям еды, выслушал его рассказ о Боромире. Когда хоббит закончил, Дэнетор приказал разместить гостей, как подобает, а Гэндальфу разрешил приходить в любое время, если в том будет нужда. Однако Гэндальф заметил, что понимает, зачем наместник так подробно расспрашивал Пиппина. Дэнетор, в действительности желавший узнать больше о наследнике Исильдура, ответил, что покуда законный король не вернётся на трон, Гондором будет править наместник и он не станет слушать советов со скрытым умыслом, пусть он сколь угодно праведный[8].

На утро следующего дня Гэндальф и Пипин вновь явись к наместнику. Дэнетор поставил хоббита служителем в своих покоях, а с Гэндальфом долго разговаривал про Рохан, тамошние дела и Эомера, племянника короля.

В тот же день в Минас Тирит прибыл Фарамир с докладом о делах на границе и противостоянии Саурону в Итилиэне. Фарамир также не утаил, что через Итилиэн к Кирит Унголу ушли хоббиты Фродо и Сэм. Закончил Фарамир на том, что когда от Мордора надвинулась тень, он отправил большую часть гарнизона Каир Андроса укрепиться в Осгилиате, а сам отправился в столицу.

Дэнетор был в гневе от того, что Фарамир стал сторонником Гэндальфа и теперь скрывает от отца сведения. Дэнетор понял недомолвку Фарамира, который старался скрыть информацию о Едином Кольце, что находилось у хоббитов. В гневе Дэнетор сказал, что лучше бы уж на месте Фарамира был Боромир, который оставался верен отцу, а не магу-чужестранцу. Дэнетор заметил, что Кольцо следовало доставить в Гондор и спрятать там, а отдавать полурослику и отпускать его в Мордор – безумие. Если Саурон и смог бы до него добраться, то лишь по трупам своих врагов. Гэндальф укорил наместника, что тот думает лишь о Гондоре, а также заметил, что искушение Кольца свело бы Дэнетора с ума даже из самых дальних тайников.

На следующее утро состоялся совет, на котором выяснилось, что на другие провинции Гондора также легла угроза Саурона и они не могут отправить помощь в столицу, кроме тех 3000 воинов, которые уже пришли несколько дней назад. Основная надежда на Рохан, и следовало держать оборону в крепости до прихода рохиррим. Фарамир предлагал собрать все силы в Минас Тирите, но Дэнетор твёрдо решил не сдавать Осгилиат, Каир-Андрос и Раммас-Экор без боя. Дэнетор послал Фарамира как главнокомандующего в Осгилиат.

К вечеру Дэнетору донесли, что из Минас Моргула вышло войско во главе с Королём-Чародеем и двинулось к Осгилиату. Наутро следующего дня Осгилиат пал, а Фарамир отступил к укреплениям Раммас Экора. Вскоре прибыл Гэндальф и сразу поднялся на башню к Дэнетору, доложив о Чародее и отступлении Фарамира к Минас Тириту. Гэндальф предложил собрать конницу и прикрыть отступление защитников Раммас Экора, так как из Мордора уже вышло второе войско. Дэнетор уже знал об этом с вечера вчерашнего дня и подготовил кавалерию рыцарей Дол Амрота. Когда отступавший Фарамир был атакован в виду стен города, Дэнетор дал сигнал и Имрахиль сделал вылазку. Врагов оттеснили, но Дэнетор не собирался атаковать, желая выждать прихода конников Рохана.

Гибель Дэнетора[править | править код]

Вернувшийся Имрахиль принёс Фарамира, который был ранен отравленным дротиком одного из крылатых назгул. Такая рана считалась смертельной и для Дэнетора это стало последним ударом, после чего он впал в отчаяние. Он остался один с сыном в Белой Башне и всю ночь смотрел в палантир, после чего его надежда вовсе угасла. Дэнетор рыдал у тела Фарамира, мучимый раскаянием и скорбью. Когда Пиппин попытался утешить наместника, сказав, что, может быть, Гэндальф поможет, тот ответил:

«Утешай меня не волшебниками! Надежда дурака потерпела неудачу. Враг нашёл его и теперь его сила велика; он видит любые наши мысли, и все наши действия бесполезны. Я отправил своего сына вперёд, без одобрения, без благословения, при неоправданном риске, и вот он лежит с ядом в жилах. Нет, нет, кто угодно может сейчас идти на войну, мой род теперь окончен, даже Дом Наместников прервался. Простолюдины будут править последними остатками Королевских Людей, скрывающимися в горах, покуда их всех не затравят.»

Дэнетор и Фарамир. Иллюстрация Anke EiBmann

Тут у дверей раздались крики, призывающие наместника идти на битву, но Дэнетор твёрдо решил остаться у ложа сына, надеясь, что тот перед смертью скажет хоть слово. Вскоре к Дэнетору вновь явились послы, сообщившие что враг сжёг уже весь первый ярус города, а воины разбегаются. Дэнетор ответил, что пусть уж люди все быстро сгорят и не мучаются, он же сгорит на погребальном костре, ибо Саурон победил.

Дэнетор попрощался с Пипином и отправился в гробницы королей, где лёг и приказал обложить их с Фарамиром поленьями, а затем облить их маслом и ждать сигнала. Пиппин бросился за Гэндальфом, по дороге предупредив Берегонда чтобы он помешал сожжению наместника[7]. Тот так и сделал, убив двоих из шести слуг Дэнетора. В тот момент, как Гэндальф и Пиппин прибыли, Дэнетор сам вышел с мечом, чтобы убить изменника. Но маг выбил молнией меч из рук наместника, посоветовав тому применить его на поле битвы. Дэнетор, потеряв рассудок от горя и отчаяния, ответил, что теперь всё бесполезно и остаётся лишь умереть, так как это всё равно скоро случится. Гэндальф однако поднял Фарамира, и когда вынес из поленьев, тот начал звать отца. Дэнетор опомнился и потребовал отдать сына, но Гэндальф приказал наместнику идти на битву. Дэнетор считал сопротивление бесполезным, а сына смертельно раненным, но ещё колебался.

Внезапно он со смехом схватил палантир и сказал, что ему ведома несчётная численность вражеских войск, и пусть даже Битву выиграют, война уже проиграна. Также Дэнетор сказал, что не потерпит прихода на трон какого-то далёкого потомка угасшего и обесчещенного Рода Исильдура. Он желает, чтобы в Гондоре всегда всё оставалось по-прежнему: правил наместник Рода Анариона, а его наследник не должен быть слугой чародея. Если всё это невозможно, то не нужна такая полужизнь: в получести и в полудостоинстве. Гэндальф ответил, что Фарамир ещё жив, а значит Дэнетор не может решать за него. Тут Дэнетор выхватил кинжал и хотел окончить мучения Фарамира, однако Берегонд ему помешал. Обвинив Гэндальфа в том, что тот не только отнял у него любовь сына, но и переманил к себе его людей, Дэнетор забрал факел у верного слуги и взошёл на горящий костёр. Свой жезл наместника Дэнетор сломал и бросил в огонь, после чего сгорел заживо с палантиром на груди[10].

Смерть Дэнетора. Иллюстрация  Robert Chronister

Характеристика[править | править код]

Характер[править | править код]

Дэнетор обладал сильным и непреклонным характером. Он был бесстрашным, уверенным в своих силах[3], а также властным, хитрым и гордым[8]. Однако он никогда не был себялюбивым: Дэнетор любил Гондор и свой народ[3]. Дэнетор ставил для себя целью сохранение Гондора как государства и противостояние Мордору как могучему сопернику (но не оплоту зла). Тех людей, что служили Саурону, Дэнетор презирал и ставил не выше орков. По замечанию Толкина, если бы Дэнетор победил в Войне (без использования Кольца),то жестоко и мстительно покарал союзников Саурона. Дэнетор был могучим политическим лидером с точкой зрения: Гондор против всех[11].

Внешность[править | править код]

У Дэнетора были точёные и горделивые черты лица цвета слоновой кости, длинный с горбинкой нос, тёмные и глубоко посаженные глаза[8]. Он отличался высоким ростом и более других походил на короля Гондора (он был похож на Арагорна Элессара)[2]. Дэнетор принадлежал к роду нуменорцев, и потому его старение было медленнее, чем у обычных людей. Тем не менее, из-за использования палантира и борьбы с Сауроном, Дэнетор стал мрачным и сильно постарел, уже в 60 походя на седого старца[3]. Что бы не стать немощным, Дэнетор спал в кольчуге[7].

Денетор. Иллюстрация Daniel Govar

Умения[править | править код]

Для своего времени Дэнетор был весьма образованным и мудрым[3], хорошо зная сказания прошлого[2]. Он мог читать тайные помыслы в умах людей[3] и с годами не утратил умение владеть мечом[7]. У Дэнетора было право на палантир, так как он унаследовал его как наместник Гондора и рода Элендиля. Благодаря этому, Дэнетору было легче пользоваться Камнем, нежели Саурону или Саруману[3].

Этимология[править | править код]

Дэнетор был вторым носителем этого имени в Доме Хурина. С синдарина имя переводилось как Гибкий и высокий, от дэне – гибкий (тонкий); тара – высокий (длинный, стройный)[12].

В адаптациях[править | править код]

В фильмах Питера Джексона «Властелин колец: Возвращение короля» и «Властелин колец: Две крепости» роль Дэнетора исполнил австралийский киноактёр Джон Ноубл, получив за участие в съёмках сразу несколько наград, в том числе National Board of Review of Motion Pictures USA, Screen Actors Guild Award и Broadcast Film Critics Association USA Award.

Галерея[править | править код]

Источники[править | править код]


  1. Правящие Наместники выделены жирным.
  2. Тронное имя Арагорна II.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.